MoscowJob.Net logo
новые вакансии новые резюме компании агентства

  ИНФОРМАЦИЯ:

статья № 97
  количество просмотров : 132 
   
категория :  ОБЩАЯ
   
   

 
Прошлое Москвы (часть 2)
 

 
Попытка повысить количество вагонов

Попытка повысить количество вагонов, циркулирующих па особо загруженных путях, встречает непреодолимое препятствие в пропускной способности этих линий, так как влечет за собой понижение скорости и увеличение простоев вагонов на перекрестках и площадях.
Каждый такой «центр загрузки» может пропустить через себя лишь строго ограниченное число вагонов; дальнейшее увеличение повлечет за собой только торможение и расстройство движения.
 
Москва вплотную подходит к необходимости коренного изменения всей системы своего транспорта и уменьшению загрузки центральных улиц, что мыслимо лишь при устройстве внеуличных проездов, т. е. метрополитена.

Первый проект постройки метрополитена в Москве, разработанный в 1900 г., предполагал прокладку внеуличных путей по Камер-Коллежскому валу кольцевой маршрут) и двум линиям — Сокольническо-Арбатской и Замоскворецко-Тверской, с пересечением у Александровского сада. Общая длина пути замечалась в 96 км, из них половина проектировалась на эстакадах. Метрополитен предполагалось связать с движением Окружной ж. д.

Второй вариант проекта был разработан в 1912 г. и заключал в себе прокладку двух трасс — Таганско-Тверской и Лосиноостровско-Кутузовской — с пересечением у Тверской заставы.

Тот же проект предусматривал электрификацию Окружной и головных участков других дорог в целях объединения их в одну систему.

Третий «проект был предложен в том же году и намечал устройство центрального пассажирского вокзала между б. Cod) и икон и Театральным проездом. Сюда по четырем тоннелям, -проложенным под Маросейкой и Покровкой должны были подходить прибывающие в Москву поезда. Тоннели предполагалось соединить с Курско-Николаевским (Октябрьским) диаметром и Окружной ж. д. Попутно выдвигалась электрификация всех дорог московского узла.

Следующий вариант принадлежит Городской управе, спроектировавшей три линии метрополитена: Таганско- Тверскую, Арбатско-Мясницкую и Виндавоко-3амоскворецкую.
Пути метрополитена предполагалось соединить с путями электрифицированных железных дорог.



Послереволюционные годы



В послереволюционные годы постройка метрополитена была признана настоятельно необходимой; подвергались изучению существовавшие раньше проекты, и началась даже техническая подготовка к этому строительству. В 1924 г. были -проведены детальные изыскания и составлен генеральный план подземных московских путей.

Наконец, в 1929 г. трест Московских городских железных дорог составил проект, обсуждение которого закончилось докладом на июньском (1931 г.) пленуме ЦК ВКП (б). Постройка метрополитена в Москве была окончательно решена.
Метрополитен можно было бы строить надземным, на эстакадах подобно аналогичным линиям в Берлине или Нью-Йорке, или же подземным, как в большинстве иных столиц. Но надземные пути возможны только в городах с очень широкими улицами и, «роме того, неудобны сами по себе, так как безобразят вид города и в известной степени мешают движению своими эстакадами.

Совершенно естественно было принять для Москвы гораздо более удобную, хотя и. трудную подземную прокладку.
Направление подземных линий было определено направлением наиболее мощных пассажирских потоков и планом дальнейшего индустриально-жилищного и культурного строительства.

Первоочередными, наиболее важными трассами были признаны три радиуса.
По окончании их намечается постройка других радиусов, которые пересекут город во всех направлениях. На вторую очередь намечена постройка радиусов Горьковского, Таганского и Замоскворецкого; на третью — Краснопресненского, Дгнгауэровского и Останкинского. В дальнейшем предположено проведение кольцевых линий и удлинение основных радиусов за черту Окружной ж. д.
При проектировании, а затем и постройке метрополитена чрезвычайно важным является детальнейшее выяснение особенностей строения грунтов, которыми пройдет тоннель, гидрогеологических условий местности, а также определение характера, глубины, степени устойчивости фундаментов зданий, оказывающихся в соседстве с линией.



Другое место



Наконец, должно быть учтено и расположение сложнейшей подземной сети водопроводных и канализационных труб, водостоков, электрических, телефонных и телеграфных кабелей. Все это необходимо сохранить неповрежденным или же временно переложить на другое место.
Далее, необходим строжайший учет всякого рода подземных пустот, которые могут оказаться на пути тоннеля или в его непосредственной близости. В Москве, при ее беспорядочной застройке, при многократном изменении ширины и направления улиц, можно в совершенно неожиданных местах встретить старые, плохо засыпанные подвалы, колодцы, иной раз очень глубокие t фундаменты давно уже несуществующих зданий. Последние создают затруднения не столько как механические препятствия, сколько влияя на изменения гидрогеологических условий, так как глубокие каменные кладки, оказываясь на пути стока грунтовых вод и задерживая их, могут резко повышать влажность почвы и уровень стояния грунтовых вод. Исключительно важен учет влияния па постройку тех многочисленных ручьев и речек, которые когда-то свободно текли на поверхности, а теперь засыпаны землей или же продолжают существовать, заключенные в подземные трубы.
В Москве возможно было, наконец, ожидать остатков старинных подземных ходов и измененных гидрогеологических условий в местах древних глубоких, засыпанных впоследствии, земляных выемок, например крепостных рвов.

Все это требовало внимательного изучения.
Основными были, конечно, работы, по исследованию геологии и гидрогеологии Москвы. Ранее имевшиеся данные были еще в 1024 г. расширены материалами буровых разведок, поставленных н связи с проектировавшейся, но в осуществленной тогда постройкой метрополитена.
С 1932 г. исследовательские работы получили новый размах н дали отчетливое представление о расположении пластов земли, их характере и строении, а также об уровне залегания грунтовых вод на всем протяжении первоочередных линий.
Все это на отдельных отрезках трассы характеризуется различными чертами, дающими иной раз резкие отклонения от той общей схемы, которую можно было бы набросать в общем очерке геологической структуры Москвы.



Второй фактор



Вторым фактором, затрудняющим работу в этих слоях, именуемых в геологии четвертичными, являются обильные вкрапления камней различного размера, также принесенных сюда ледником и часто весьма осложняющих прокладку скважин.
Верхний водоносный горизонт в районе от Сокольников до Свердловской площади залегает на глубине от 3 м и более.
Мощность четвертичных слоев в Москве дает довольно значительные колебания; в среднем она достигает 15—18 м.
Под четвертичными отложениями залегают так называемые юрские глины, образовавшиеся из осадков древнего моря и обладающие большой прочностью и водонепроницаемостью. Эти глины составляют идеальную среду для прокладки тоннеля, но мощность их не везде достаточна для этого, — на большинстве участков она значительно меньше диаметра тоннеля, а местами и вовсе отсутствует, размытая и унесенная реками ледникового периода. Юрские отложения покоятся на чередующихся пластах известняков и глин, сложившихся в еще более древнюю, так называемую каменноугольную эпоху.
Эти слои отличаются большой прочностью, но зато они изобилуют трещинами, по которым под большим напором протекает идущая издалека вода (артезианская), также вносящая затруднения в строительные работы.
На остальном протяжении трассы (Охотный ряд — Крымская площадь и Моховая — Арбат — Смоленский рынок) геологическое строение отличается почти полным отсутствием юрских глин, сохранившихся между четвертичными и. каменноугольными слоями лишь в виде отдельных прослоек и обрывков.
В связи с этом понижается и уровень стояния грунтовых вод: в направлении к Остоженке и Крымской площади он залегает на глубине 3—10 лг, а на Арбатском радиусе — 12—16 дг.
Эти геологические, особенно же гидрогеологические, условия определяют необходимую глубину прокладки тоннеля, который должен быть по возможности удален от обильных водой слоев и изолирован от них.



Естественные водонепроницаемые пласты



Лучше всего это обеспечивается естественными водонепроницаемыми пластами; в крайнем же случае прибегают к искусственной изоляции, «е пропускающей влагу и сырость в подземное сооружение. Но искусственная изоляция весьма удорожает работу; кроме того, грунтовые воды
содержат в себе до 0,5% соляной кислоты, вследствие чего они при длительном воздействии разрушающе действуют «а цементную отделку тоннеля, что вызывает необходимость применения особого кислотоупорного цемента.

В силу всего этого на Мясницком радиусе наиболее удобным оказалось заложить тоннель на весьма большой глубине, что позволяет полностью использовать изоляционные качества юрских глин. Поскольку, однако, толщина предохраняющего от влаги пласта над тоннелем должна быть не меньше 2—3 м, а юрский пласт не везде имеет нужную для этого мощность, целесообразно вести прокладку с таким расчетом, чтобы тело тоннеля покоилось в известняках, а свод его перекрывался глинами. Трудности, которые доставляет струящаяся по известнякам вода, могут быть преодолены сравнительно легко, так как она не содержит в себе твердых примесей и может быть легко откачиваема, тогда как откачка воды, насыщающей вышележащие четвертичные горизонты, всегда очень затруднена наличием плывунов.
Работы в глубоких пластах сухих юрских глин и известняков ведутся обычным горным способом-с применением деревянных креплений. В тех случаях, всегда пересекаются водоносные слои, приходится применять усовершенствованные методы — замораживание почвы сжатым воздухом или кессоны.

На Арбате, где нет юрских глин, а уровень грунтовых вод достаточно глубок, целесообразнее вести тоннель в слое сухих песков и суглинков на сравнительно небольшой глубине. На Остоженке геологические условия неблагоприятны для прокладки тоннеля ни на большой, ни на малой глубине. Но все же здесь вести тоннель удобнее в поверхностных слоях, представляющих меньшие трудности для работы, тем более, что тут могут быть применены сравнительно более простые методы, чем те, которые необходимы при глубоком заложении.



Выбор глубины



Таким образом, если геология и гидрогеология определяют необходимую глубину заложения тоннеля, а тем самым и метод его постройки, то и возможность применения того или иного метода в свою очередь также должна быть учтена при выборе глубины.
Прокладка подземных линий мыслима тремя способами. Первый из них — открытый (берлинский) — осуществляется путем прокладки вдоль улицы сплошной траншей-котлована 12—15 м глубины, причем все подземные сооружения, обычно скрывающиеся под верхними покровами улицы, подвешиваются при помощи особых скоб. Затем выкладывается основание котлована, проводятся рельсы, стены одеваются водонепроницаемой изоляцией и укрепляются железобетоном. Сверху все перекрывается стальными балками, заделывается, изолируется от влажности и засыпается землей, по которой заново восстанавливается улица. Работы обычно приходится сопровождать осушением грунта при посредстве особых труб с фильтрами, опускаемых в специально пробуренные скважины. Такого рода осушка, однако, чрезвычайно затрудняется плывунами и илистыми мелкозернистыми породами, которые выкачиваются в таких случаях вместе с водой, оставляя пустоты, влекущие за собой оседания и обвалы- Открытый способ является наиболее дешевым, дает сухой легко вентилируемый тоннель с неглубоким залеганий а следовательно -сравнительно короткими лестницами ДЛЯ подъема и опускания пассажиров. Невыгоды его заключаются в необходимости длительного перерыва движения по улице и в опасности для устойчивости домов, расположенных вдоль трассы. Последнее положение приобретает особенное значение при недостаточной глубине и крепости фундаментов зданий; кроме того, этот способ применим гласным образом лишь к прямым и широким улицам. Для улиц Москвы, извилистых и узких, он часто оказывается совершенно неприемлемым.

Второй способ (парижский) характеризуется производством работ на небольшой сравнительно глубине отдельными шахтами без вскрытия улицы. Тоннель ведут на деревянных «креплениях, затем обделывают железобетоном или камнем.



Перекладка подземных сооружений



Этот способ также предполагает перекладку подземных сооружений. Вторым и, пожалуй, основным его неудобством является возможность лишь внутренней изоляции, вследствие чего тоннели, построенные таким методом, обычно оказываются сырыми.
Третий метод постройки (лондонский) характеризуется прокладкой тоннеля на большой глубине (20—60,и). Работа осуществляется или горным способом при помощи деревянных креплений или при посредстве так называемого щита — громадного стального цилиндра с диаметром, соответствующим диаметру тоннеля. Средний вес щита для однопутного тоннеля превышает 160 т.

При помощи мощных гидравлических домкратов цилиндр вдавливается в забой, затем земля удаляется из него при помощи вагонеток. Оболочка щита при этом защищает рабочих от обвалов породы. По мере того как щит продвигается вперед, пройденный им тоннель облицовывается чугуном или бетоном. Щит одинаково -применим как при сухих, так и при насыщенных водой грунтах; в последних случаях иной раз применяются непроницаемые переборки и воздушные шлюзы, и всю работу производят в камере, в которой давление при помощи компрессоров 1 доводится до 2-—3 атмосфер.

Работа.

До последнего времени щиты у нас еще не вырабатывались, и их пришлось импортировать. Однако, сейчас на участке Свердловская площадь — площадь Дзержинского наряду с импортным английским щитом успешно работал уже и щит советской конструкции.
Лондонский способ глубокого заложения, проводимый обычно в устойчивых (породах, позволяет вовсс не нарушать уличного движения, не затрагивать подземных сооружений и не тревожить зданий; зато глубокое залегание тоннеля требует устройства лифтов для пассажиров пли же передвигающихся лестниц — эскалаторов.
Кроме того, работа этим способом, особенно в тех случаях, когда прокладка идет в неустойчивых водоносных грунтах, обходится почти,в два раза дороже, чем постройка методом мелкого заложения.



Внимательное изучение опыта строительства



Внимательное изучение опыта строительства внеуличных путей в европейских и американских столицах показало целесообразность использования при сооружении московского метро всех трех методов. Применительно к гидрогеологическим условиям участков, Мясницкий радиус прокладывается лондонским способом, Остоженский — берлинским и Арбатский — парижским.

В соответствии с глубиной заложения тоннеля меняется и характер станций, устраиваемых в точках посадки и высадки пассажиров.
Станции Арбатского радиуса строятся на Смоленском рынке, Арбатской площади «и у библиотеки Ленина; по Мясницко-Остоженскому диаметру они располагаются на Крымской площади, у Дворца советов, у библиотеки Ленина, н Свердловской площади, па площади Дзержинского, у Мясницких ворот, на площади Красных ворот, Комсомольском площади, на Гавриковой улице и в Сокольниках. Каждая из них будет иметь 4 входа, чтобы на станцию можно было попасть со всех сторон улицы.
На участках неглубокого заложения вестибюли будут связываться с поверхностью и посадочной платформой удобными лестницами. Там, где тоннель 11мет на большой глубине, от вестибюля к платформе прокладываются эскалаторы — особые подвижные лестницы, состоящие из нескольких (до четырех) отдельных секций в виде широких гибких ступенчатых полос, перегороженных скользящими перилами, и передвигающиеся вверх или вниз наподобие полотнища конвейера. В зависимости от движения массы пассажиров, направляющихся к поезду или выходящих из него, эскалаторы могут быть полностью или по отдельным секциям приводимы в движение в направлении к поезду или, наоборот, к вестибюлю, или же отдельные секции их могут двигаться одновременно в разных направлениях. Поскольку движение проходящих пассажиров ускоряется движением эскалаторов, пропускная способность этих лестниц громадна.
К нижнему концу эскалатора примыкают нижние вестибюли, из которых можно попасть непосредственно на посадочную платформу тоннеля и сесть в нужный поезд.

Длина станций определена -в 160 м, а посадочные платформы рассчитаны на поезд в 6—8 вагонов, полный состав которых может вместить до 1 500 пассажиров. Поезда будут отходить через каждые полторы минуты, перевозя до 60 ООО пассажиров в час.



Скорость поездов между станциями



Скорость поездов между станциями достигает 60 км в час, но, учитывая затрату времени на стоянки, должна быть исчислена в 2S—30 км .в чае, что п два раза превосходит нормальную скорость движения трамвая.
На переезд от Крымской площади до Сокольников будет затрачиваться 18 мин.

В целях предотвращения каких бы то ни было катастроф рельсовые пути различных линий располагаются каждая в особом тоннеле <и нигде непосредственно не пересекаются, что исключает возможность столкновения. В то же время автоблокировка устроена таким образом, что между поездами остается всегда определенное расстояние и один состав не может догнать другой. Питание поездов электроэнергией происходит не «сверху по проводам, как в трамвае, а через посредство особого третьего рельса, проложенного на изоляторах рядом с путевыми рельсами.
Посадка будет происходить в точно определенное время, после чего двери вагонов автоматически закрываются; они не могут быть открыты во время хода поезда и, наоборот, при открытых дверях поезд не может прийти в движение.

Выгоды, которые доставит метрополитен Москве, громадны не только смысле удобства Движения, но и в смысле экономии времени, теперь бесполезно затрачиваемого на медленные переезды и могущего иметь производственную ценность. Если даже только воловина Трамвайных Пассажи ров будет в дальнейшем пользоваться подземными дорогами, это даст ежедневную экономию в 700 тыс. рабочих часов, т. е. около 36 мли>. рабочих дней в год, что составит в денежном выражении около 180 млн. руб.
Основной задачей метрополитена будут перевозки на сравнительно большее расстояния 3—4 км от периферии к центру и через центр города. Впоследствии с подземной трассой сольется новая линия электрической железной дороги, которая свяжет Северную, Октябрьскую, Курскую и Горьковскую дороги и составит соединительный диаметр, так называемый «глубокий ввод», связанный со всеми диаметрами метрополитена. Это даст возможность пригородным пассажирам с минимальной затратой времени доезжать до центра города.
Существование метрополитена позволит снять целый ряд поверхностных трамвайных линий, проложенных по центральным улицам, как это уже осуществлено по отношению к Арбату.



Движение вагонов



Движение вагонов на этих улицах вследствие необходимости пропуска автотранспорта и пешеходов, не может быть достаточно быстрым, поэтому выгоднее, сняв трамвай, увеличить здесь количество автобусов и троллейбусов.
Развитие трамвайного движения направится главным образом на периферию, а все надземное движение в целом будет иметь целью преимущественно короткие перевозки или же доставку пассажиров к вестибюлям метро.

Благодаря усовершенствованию и упорядочению связи на переезд из любой точки Москвы в центр или другую часть города придется затрачивать те больше 15—20 мин., что сделает жизнь на окраинах удобной и повлечет за собой их быстрый рост как преимущественных районов заселения. Одновременно с этим центральные-кварталы будут все больше обособляться, концентрируя в себе административные, политические и культурные учреждения, связь с которыми из любой точки города будет удобной и быстрой.
Таким образом, постройка метрополитена определяет собой не только удобства передвижения москвичей, но и решительное изменение -самого характера и физиономии города.

Метрополитен — крупнейший этап в истории Москвы, граница, за чертой которой начнется быстрая и коренная перестройка города, превращение его в мировую столицу, совершенно непохожую на тот полный пережитков прошлого полуазиатский город, который на наших глазах отходит в историю.
Время здесь измеряется не столетиями и тысячелетиями, а миллионами и даже миллиардами лет.
О геологическом времени говорят горные породы, окаменевшие остатки и отпечатки животных и растительных организмов, совершенно не похожих на современных своей формой и размерами. Эти немые свидетели говорят нам о том, что происходило здесь сотни миллионов лет назад.
Геологией люди занимаются уже давно, но на строго научный путь она стала недавно, приблизительно лет сто тому назад.
Внимательное изучение «строения земной коры, слагающих ее пород и остатков организмов позволяет нам восстановить весь, путь развития земли.




Геологические определения времени



Геологические определения времени и горных пород носят иногда названия местностей, связанных с их изучением, таковы, например, пермский: период, девонский, юрский и т. д.
Последовательность образования пластов земной коры передает таблица.
О геологическом прошлом Москвы <в наиболее древнее, докембрийское время, а также в кембрийский и силурийский периоды можно судить только косвенно, так как бурящаяся в Москве глубокая скважина этих древних отложений еще не достигла.
Но то, что известно нам о геологическом строении окружающих местностей, а также наличие под Москвой аномалий магнитных и силы тяжести 1 дают нам некоторые указания в этом отношении.
Высокие скалистые горные хребты, тянувшиеся дугообразно из Финляндии, пересекали территорию. Москвы в докембрийское время с северо-запада на юго- восток.

Продолжительное воздействие воды и ветра, нагревания и охлаждения, способствуя разрушению горных пород, постепенно превратило пространства, пересеченные горными хребтами, почти в равнину. Поверхность ее представляла собой безжизненную пустыню, по которой ветер с страшной силой переносил песок, нагромождая огромные песчаные холмы высотой в десятки и сотни метров. В этих местах, где ветер сдувал песок, обнажались каменные породы, пронизанные железными рудами. Эти породы залегают под Москвой на глубине приблизительно около 1—1,5 км от поверхности земли.
Более точно известная нам геология Москвы начинается приблизительно полмиллиарда лет тому назад, в девонский период.
Значительная часть европейской территории СССР была залита тогда морем, простиравшимся от Ленинградской области до границ Украины и от Белоруссии до Западной Сибири. Таким образом, девонское море свободно катило свои волны через территорию современной Москвы. На дне моря отлагались остатки населявших его организмов. Так скопились толщи раковин, из которых постепенно образовался камень — известняк.

В море, кроме акул и осетровых, водились еще чудовищные рыбы, покрытые снаружи сплошным твердым панцырем, вымершие, как и другие животные этого периода.


Влияние вековых колебаний



Море не оставалось неизменным в своих границах: под влиянием, как говорят геологи, «вековых колебаний» суши границы его изменялись. В связи с опусканием суши громадные области заливались водой. Границы моря -расширялись, оно занимало колоссальную площадь. Под влиянием противоположного процесса — поднятия — места, занятые морями, обнажились. Дно моря становилось сушей, и по прошествии десятков или сотен миллионов лет суша могла быть снова залита водой.
К концу девонского периода море стало сокращаться в своих границах, мелеть и от него начали отделяться заливы и озера.
В начале следующего — каменноугольного — периода море несколько отступило от Москвы на восток. Теплый и влажный климат способствовал развитию богатейшей растительности в виде гигантских древовидных папоротников, хвощей и плаунов. От перегниения без доступа воздуха под толщей наносов из этих растительных остатков образовались бурые угли. Под Москвой они лежат на глубине 300 м.

Затем море опять захватило огромные пространству. Его береговая линия отодвинулась далеко па запад, в Западную область, а на востоке волны омывали острова, подымавшиеся в то время на месте Уральских гор. Москва опять лежала среди открытого моря. На дне моря отлагалась масса раковин, послуживших материалом для образования известняков — основной породы каменноугольной системы под Москвой.
К концу каменноугольного периода вследствие медленного поднятия земной коры море стало сокращаться в своих размерах. Дно его стало сушей, и территория современной Москвы в течение двух периодов составляла часть материка. Но от того времени здесь не осталось следов, и только по слоям, залегающим в Ивановском и Горьковском краях, мы знаем, что это было время сухого и жаркого климата с многочисленными солеными озерами и редкими реками, около которых жили огромные, покрытые плотными панцирями земноводные,. сходные с современными саламандрами.
При новом медленном опускании земной коры во второй половине юрского периода море снова покрывает территорию Москвы.



Обитатели Моря



Это море было мелководно. В нем обитали головоногие животные, так называемые аммониты, спиралевидные раковины которых в большом количестве встречаются в слоях юрской системы. Уступали им по разнообразию, но не по количеству белемниты — древние вымершие каракатицы, от которых остались только окаменевшие хвостовые образования, известные под названием «чортовых пальцев».
Гиганты юрского периода — древние вымершие ящеры — ихтиозавры и плезиозавры также оставили о себе память
в виде позвонков и ребер. Из костей этих животных образовались слои фосфоритов
К концу юрского периода мора еще более обмелело.

Очень мелким море оставалось и в следующем меловом периоде. Животные, населявшие это море, в общем были сходны с животными юрского периода. Находки растений указывают на то, что в первую половину мелового периода климат был теплый и влажный. В конце мелового периода, приблизительно 50 млн. лет тому назад, море окончательно отошло к югу и больше сюда уже не возвращалось.
Следующий, третичный период характеризуется последовательным отступанием моря с Украины к Черному морю. Климат в первую половину этого периода был жаркий и влажный, тропический. Пальмовые леса были населены многочисленными млекопитающими животными жаркого пояса.
Последовательное охлаждение климата, наметившееся уже во вторую половину третичного периода, резко усилилось в начале четвертичного периода—полмиллиона лет тому назад. Перемещение .полюса ближе к Европе и наличие высокого материка «Северной полярной земли» на месте современного моря способствовали созданию благоприятных условий для охлаждения земли и накопления больших масс снега. Подобную картину можно наблюдать сейчас на «Южной полярной земле», где ледники сплошь покрывают весь материк до полярного круга.
Наступила ледниковая эпоха. Теплое течение Атлантического океана, двигавшееся от экватора на север, достигало охлажденной области Северного полярного материка. Разницы температуры; создавая неустойчивое состояние атмосферы, способствовали зарождению вихрей, насыщенных влагой. Он» передвигались отсюда па восток и разражались обильными снегопадами.




Увеличение снегового покрова



Вследствие этого в северной части Европы увеличивался снеговой покров, постепенно превращаясь в мощные толщи льда. Уступая давлению напиравшего льда, ледник медленно подвигался и подтаивал в более теплом климате, посылая впереди себя мутные потоки воды.
Во время своего наибольшего распространения ледник продвинулся на юг до Тулы, а по Днепровской и Донской низменностям еще дальше. Несколько сотен тысяч лет тому назад он покрывал территорию современной Москвы. Тяжелый лед давил на подстилающие породы и, передвигаясь, отрывал от них куски, перетирая их в песок и ил. Весь этот материал перемешивался, нагромождаясь в конце ледника в огромные валы — морены.

Понемногу климат менялся и теплел. Днепровский и Донской языки льда растаяли и исчезли. Однако, ледник сразу не сдавался. Еще долго граница его лежала неподалеку от территории Москвы, откуда ледник в зависимости от колебания климата то отступал несколько на север, то снова подвигался к югу. Многоводные потоки, вытекая из ледяных грот тающего льда, размывали морену и заносили песком обширные равнины.
Пусто и безжизненно было вокруг. Около ледяных озер росла редкая тундровая растительность из мхов и лишаев.
Климат продолжал теплеть, ледник уменьшался в размерах, и его передовой край отступил к границе Московской, а затем и Ленинградской области.

Подмосковный ландшафт этого периода представляется в следующем виде.
Далеко на севере стена синеватого льда. Окружающая местность кажется выше, но ровнее, чем теперь. Более многоводные реки еще не успели глубоко врезаться в землю. Они быстро текут в обширных плоских долинах, занося их сыпучим песком. Реки часто меняют свое направление.
Дальше за полосой сыпучих песков тянутся леса—то сосновые боры, завоевывающие медленно пески, то еловая тайга, подымающаяся постепенно на склоны высот, сложенные красно-бурым валунным суглинком.
Здесь бродили мохнатые первобытные слоны-мамонты, волосатые носороги, дикие бизоны, быки и лошади; пещерные медведи и волки нападали на них.

Не было только человека — охотника. Он еще не пришел сюда. На Восточноевропейскую равнину, с севера — в бассейн р. Двины и с юго-востока — в Прикаспийскую низменность, вторглись моря.



Теплый влажный климат


Эти моря, в особенности Каспийское, своим теплым влажным дыханием ослабили холодное влияние ледника, еще державшегося на северо-западе. И в леса на нашу равнину, к Москве пришли с юго-запада на некоторое время более теплолюбивые растения — дуб и граб.
Но с отступлением морей временно снова похолодело. Повсюду распространились хвойные леса. Умиравший ледник еще посылал волны холода, однако, климат постепенно теплел. Ледник таял и все быстрее и быстрее его край отступал по направлению к Скандинавскому полуострову. Освобожденная от давления льда земля медленно подымалась.

Прежние песчаные поля, когда-то заливавшиеся водой при разливах рек, теперь поднялись двумя покрытыми сосновым бором уступами, древними террасами, до которых уже не достигает вода. Расцвела современная растительность.
Это было 15 тыс. лет назад. Так началась современная эпоха

Изменение рельефа этим не закончилось. Природные факторы продолжали и продолжают действовать, а наряду с ними явился еще новый фактор. Воздействие его сказалось менее грандиозно, чем те колоссальные перемены, которые мы наблюдали в смене геологических периодов, но все же он был существенным, а теперь становится все более мощным.
Этот фактор — человек. Он появился на территории Москвы, заросшей в то время вековым бором, покрывавшим холмы и подступавшим к непролазным болотам в низинах, и поселился на песчаных берегах р. Москвы и других рек, которых тогда много еще протекало по территории современного города.
Он добывал себе пищу, вылавливая рыбу, подстерегая зверя в лесу; постепенно приобретал и закреплял навыки сельского хозяйства и скотоводства. Он был еще очень слабым по сравнению с окружающим миром, но могущество его разума развивалось; оно давало ему перевес над всеми остальными животными и удесятеряло ту значительную физическую силу, которой он обладал.

Мы, к сожалению, пока еще не можем утверждать, жил ли на территории Москвы человек в ту пору четвертичного периода, когда отступавший на север ледник дал московской земле возможность снова покрыться растительностью и стать обитаемой. В ту пору, на опушке московских дебрей бродили громадные мамонты.



Скелет одного из животных



Скелет одного из этих животных был найден в песках Калужской Площади, а другой, очень хорошо «сохранившийся скелет «был обнаружен под самой Москвой у с. Троицкого в древнеаллювиальных песчаных отложениях «высокой террасы. В 1934 г. при работах на канале Волга — Москва также найдено несколько скелетов этих животных, причем один из них очень хорошей сохранности.
Мы не получили еще доказательств жизни человека на цвете Москвы в это время и не знаем, начал ли он тогда уже свою незаметную, медленную, потом все ускорявшуюся работу то изменению состава почв и рельефа местности, но мы знаем, что за последнее истекшее тысячелетие им сделана в этом направлении огромная работа.

Четвертичные отложения он одел на всем пространстве Москвы покровом так называемого «культурного слоя», хранящего в себе следы его деятельности; слоя, содержащего остатки его жизни, его развивавшейся материальной культуры. Он постепенно осушил и засыпал болота, сделав их площадями и улицами города. Он убрал под землю и заключил в трубы мешавшие ему реки, срыл многие холмы и повысил уровень низких мест. Он изменил состав почвы, стремясь к повышению ее плодородности, и если мы за короткое, сравнительно с геологическими периодами, время существования человека, не можем установить дальнейших крупных геологических изменений, то изучение этого позднейшего покрова, облекающего прежние напластования, дает нам драгоценный материал для изучения и восстановления уже не геологических процессов, а истории развития человека, его общественных отношений и культуры.
Эти исторические исследования, правда, не исчерпываются лишь изучением тех следов древнего человека, которые могут быть найдены в земле, но идут и другими путями, открывающими для более поздних эпох неизмеримо более богатые материалы — путем изучения языка, этнографии и фольклора, изучения произведений искусства, и, наконец, памятников письменности. Но археологический метод, метод познавания истории путем изучения памятников материальной культуры, является важным подспорьем каждого из этик путей, а дли некоторых времен Л о многим вопросам он становится основным.



Продолжение работы геолога



Продолжая работу геолога, археолог концентрирует свое внимание на изучении позднейших напластований и, внимательно изучая разрезы культурного слоя, раскрывая и исследуя открытые в нем следы прошлой жизни человека, он восстанавливает отдельные детали культуры, входящие затем в общую историю развития народа и человечества.

Археология Москвы

Ни в самой Москве, ни в ее окрестностях до последнего времени не было найдено следов обитания и деятельности человека, стоявшего на ступени первобытного коммунизма, так называемого «древнего каменного периода» Неизвестен здесь и неолит, хотя шлифованные каменные орудия и целые стоянки человека этого времени открыты в сравнительно близком соседстве с Москвой, в- частности при производстве работ по строительству канала Волга — Москва.

Гораздо богаче находки, характеризующие позднейшие периоды, когда человек перешел от первобытно-коммунистического строя к родовой организации, распад которой наметился постепенно все более резким выделением классов.
Техника его была уже сравнительно высока; он научился добывать и плавить руду и пользоваться металлом. Известные нам в окрестностях Москвы памятники содержат в себе предметы, изготовленные из бронзы, серебра, меди; наряду с этим всегда попадается железо, которое и является наиболее характерным, ведущим металлом этой культуры.
Представлена она городищами, т. е. земляными укреплениями, расположенными чаще всего на высоких прибрежных холмах, а также в излучинах рек. Валы и рвы этих городищ служили для обороны поселка, иной вал городища имели преимущественно культовой характер.
Наибольшей известностью и наилучшей изученностью из подмосковных памятников этого рода отличается Дьяковское городище, расположенное у с. Дьякова в 8 км о г Москвы. Оно возвышается над уровнем Москвы-реки почти на 48 м; культурный слой его достигает 4.
Отложения эти, являющиеся следом деятельности обитавшего здесь человека, накапливались в течение долгих времен и могут быть разделены на целый ряд слоев, характеризующих различные стадии культуры. В наиболее древнем, -нижнем культурном слое встречаются остатки посуды с грубым сетчатым рисунком, плоские железные наконечники стрел, формой напоминающие кремневые, костяные иглы и шилья.



Торговые пути через Москву



Однако, торговые пути через Москву в направлении к Ростову и в Суздальскую землю, а также в Чернигов и в Киев были все же удобнее; через Москву же шла прямая и самая древняя дорога из Новгорода к Азовскому морю. Все эти пути тоже направлялись через Клязьму, но отсюда в нее удобнее было попасть не через «Всходню», лежавшую на 20 км в сторону, а непосредственно по р. Яузе.

Вверх по течению этой реки поднимались через глухой лес Сокольников и Лосиного Острова до с. Тайнинского, достигали самых верховьев, затем переволакивали суда мимо теперешних Мытищ и Болшева к древнему Городищу на Клязьме. Другой путь от верховьев Яузы шел по болотам и озерам Лосиного Острова и дальше волоком. Здесь также взимался «мыт» и были свои «Мытищи».
В истории будущей столицы Яуза сыграла таким образом решающую роль. Путь по ней от Москвы-реки к Клязме оказался более удобным, чем путь через Сходню, и это определило перенесение древнейшего центра из «Всходни» в «Кучково»—Москву.

Искать следок древнейшего московского поселении надо прежде всего па Кремлевском холме, представлявшем собою естественное укрепление, па котором было удобно защищаться от всяких нападений. Действительно, здесь м 1847 г. при производстве работ но постройке здания Оружейной «палаты были найдены древние славянские по гребення, в которых обнаружены две большие серебряные шейные витые гривны, а также две серебряные «семилепестные серьги, принадлежавшие славянскому населению холма в конце IX — начале X -столетия.

Арабские монеты, чеканенные в Мерве, относимые к 862 н S66 гг., были найдены на месте другого древнего московского поселения, располагавшегося там, где стоял раньше Храм спасителя, а еще раньше Алексеевский монастырь. Арабские диргемы того же времени были обнаружены и при рытье фундаментов в Симоновом монастыре (на месте которого устроен Дворец культуры в Ленинской слободе). Монеты эти, являющиеся подтверждением торговых связей московского населения с арабами, дают основания предполагать, что местность тут была заселена значительно раньше.
Находки, сделанные в 1911 г. на Андреевской улице (дом № 8—10) близ б. Андреевской богадельни, показали существование здесь человека еще в первых веках н. э.; находки эти характеризуются чертами, типичными для городищ дьяковского типа.



Старинные названия местностей



Старинные названия местностей также позволяют судить о существовании на территории Москвы нескольких древних городищ. Т.ж например, благословенная грамота патриарха Иоакима 1682 г. дает разрешение на постройку церкви Николы в теперешнем Трубном, раньше Драчевском переулке «па Старом городище». Далее находим указание, что местность «Городище» находилась по соседству с Андроииевым монастырем, вероятно на Лыщиковой горе, где в XIV в., было с. Лыщевское. Какое-то древнее поселение имелось на месте Ваганькова: имеются сведения об остатках найденного здесь курганного могильника. Это урочище долгое время служило для общественных игрищ, являвшихся пережитками забытых языческих обрядов, а позже— местом кулачных боев.

Поселение человека на территории Москвы обусловлено целым рядом причин. Сюда должен быть отнесен и характер местности, удобной вследствие ее холмистости для целей обороны, и обилие речек, богатых рыбой и водяной дичью, и удобство охоты в подступавшем со всех сторон вековом бору и наличие водного пути по Москве-реке, на берегу которой, на подоле существовал широкий луг, куда удобно было вытащить лодки, сложить товары и построить для лих навесы. Против этого луга на реке был остров, к которому могли приставать тяжело нагруженные ладьи. В XII в. мы находим пристань уже в другом месте — близ р. Неглиипой.

Весьма возможно, что в древнем поселке на подоле Киева происходила перегрузка товаров с глубокосидящих судов на мелкие, что делало из Москвы важный и необходимый транзитный пункт, узел, у которого неизбежно должно было возникнуть поселение. Но вопросами транспорта, перегрузки, сопровождения судов не исчерпывались, конечно, интересы живших здесь люден. Первоначально важным занятием их, вероятно, было рыболовство и охота, потом основным сделалось земледелие. Близ берега должны были раскинуться села, — так например, на месте современной Остоженки распологалось с.Семчинское и на его Самсоновском лугу ставились сгога — «остожья». В соседстве с рекой находилось с. Кудрино, да, вероятно, и другие, существовавшие ко времени возникновения города.



Важный речной пункт


Москва была не только важным речным пунктом; через нес шли две великих сухопутных дороги: одна на Тверь, Старицу, Волок Ламский, Великий Новгород, а другая в Суздальский край и его столицу Владимир; дальше к югу путь шел на Киев.
Москва-река являлась местом пересечения и этих путей; через нее нужен был перевоз, а обладание перевозом означало не только ряд торговых выгод, «о и экономическое господство над транзитом.

В эту пору, когда грабеж, торговля, военные нападения и вооруженные насилия являлись определяющим моментом общественных отношений, упоминаемый в летописи Кучка захватил ключ от перевоза через реку и от сухопутных путей, по которым двигались товары, и таким образом установил свое господство не только над местностью, но и над теми путями, которые шли через Москву.

Скрещение здесь этих путей было сильнейшим фактором, важнейшим стимулом развития Москвы, впоследствии столь многократно уничтожавшейся, сгоравшей до тла и заново возникавшей, каждый раз все более обширной и сильной. Узловое положение Москвы уже очень рано должно было привлекать к ней внимание захватчиков. Конечно, не кр.а- сота и удобство местоположения, а именно власть над дорогами, заставила князя. Юрия Владимировича Долгорукого закрепиться здесь еще в первой половине XII в., а потом, в 1156 г., поставить городок, который подчинял ему всю округу. Прежний владетель, уже считавшийся ее законным владельцем, Кучка, был убит, и с этих пор на долгое время господами Москвы стали потомки Рюрика.

Известие о построении Юрием Долгоруким деревянных стен города приводится Тверской летописью.
«Того же лета князь великий Юрий Володимеричь заложи град Москьву на устниже Ниглиняы, выше реки Яузы».

Размеры Юрьева городка были очень невелики. Он помещался на самом крутом месте Кремлевского холма, над обрывом к Москве-реке и к Неглинной. Его защищали деревянные стены—тын, поставленный по валу, земля для которого вынималась тут же несколько ниже,; образуя за валом ров, составлявший важную часть укрепления.
С юга и запада городок ограничивался обрывами к рекам Москве и Неглилной; «а северо-востоке стены его окружали лишь небольшое пространство, так что древняякремлевская церковь Спася на Bopу находилась уже вне городища.



Топография Москвы



При постройке в 1838 г. Большого кремлевского дворца были обнаружены остатки этого северо-восточного вала и рва, обозначавшего собой черту первоначального московского укрепления.

В XII в. территория Москвы на большей части ее современного пространства все еще была покрыта лесом, который уходил во все стороны, а дальше к северу от Москвы казался безграничным, тянулся на многие сотни километров. Но в лесу все больше расчищалось полян, и многочисленные урочища «На кулишках». Но лес все же еще доминировал; он подступал со стороны Боровицких ворот к расчищенному оборонительному пространству, окружавшему Кремль, занимал площадь современной улицы Коминтерна и Знаменки, Моховую, площадь Дзержинского до Маросейки и Покровки, шел с востока на север.
Память об этих борах сохранилась в названиях некоторых урочищ: так например кремлевская, впоследствии дворцовая церковь Спаса стояла «на Бору»; существование леса отмечается и названием другой церкви Иоанна Предтечи «что под Бором»; «н.ч Бору -под Сосенками» называлось урочище, где впоследствии (в XVI в.) выстроена Греб- невская церковь (угол Мясницкой улицы и площади Дзержинского).

К началу исторического существования Москвы лес, как уже указывалось, не был, однако, сплошным: в нем, помимо кулишей, имелись большие поляны; так например. «путь великий» лежал в Замоскворечье; о существовании его мы знаем как по великокняжеским духовным грамотам, так и по сохранившимся названиям — «Полянка», «Всполье». Большой луг тянулся у подножья «на подоле» возникшего впоследствии Киевца (ниже Зачатьевских переулков на Остоженке), далее мы знаем Большой Васильевский луг «на подоле» Белого города, где теперь стоит Дворец труда. Луга находились в окрестностях с. Кудрина, упоминаемого при Иване Калите; свободным от леса было, вероятно, и пространство, известное теперь под названием Девичьего поля.

Местность и районе Вражеских переулков па Плющихе также, вероятно, была занята полем, так как в лесной заросли едва ли могло быть столько оврагов. Кроме этих, а также Сивцева и Успенского вражков, немало старых московских оврагов отмечены названиями церквей с добавлением «на вражке».


Много болот



На месте города было много болот; одно из них, очень большое, занимало ту местность, которая пересекается теперь Москворецкой улицей и Мокрииским переулком; здесь в начале XV в. стояла церковь Благовещения «на Болоте». Название современной Болотной площади лучше всего определяет характер этой местности в прошлом, когда и площади не было. Много позднее, когда территория была совсем обжита, здесь все еще держалась такая сырость и топь, что вообще привычные к грязи москвичи нашли нужным отметить особо название стоявшей здесь церкви Воскресенья прозвищем «что на Грязи».

Известное Козье болото занимало пространство теперешних Козицких переулков, а второе Козье болото было там, где теперь Власьевский переулок.

Болота эти, вероятно, были, того же типа, что и. Сукино болото, где теперь на обширном пространстве прикрытый суглинком залегает мощный слой торфа, подстилаемый глинами и песками. Эта впадина, впрочем, лежит уже за границами старой Москвы в юго-восточной части города. Залежи торфа у истоков рек Пресни и Неглинной в северных частях города также обозначают собою места старых болот.

Выходя из болот, теряясь в них или же впадая в главную водную артерию Москву-реку, по территории современного города протекало много ручьев и речек, теперь вовсе исчезнувших или скрытых под землей и мало кому известных, за исключением некоторых, более значительных, память о которых осталась в названиях улиц.

Река Неглниная составлялась из двух речек: Напрудной и Самотеки. Последняя еще в 90-х годах прошлого столетия протекала по Екатерининскому парку, образовывая ряд заводей и прудов; теперь она, также как и Напрудная, существовавшая еще лет 30 назад, течет-под землей. У Напрудной был еще приток Капля, воспоминание о котором осталось в названии церкви «на Капельках». Неглиная, имевшая с левой стороны крутые высокие берега, как это и теперь заметно между Кузнецким мостом и Троицкий переулками, и пологие склоны другого берега, тоже заключена в трубу, и над ее нижним течением разведен Александровский сад. Потом она проходит под набережной и через арку впадает в Москву-реку. Память о всех грех речках осталась в названиях Самотечной площади и Самотечных переулков, Напрудном, Неглинной улице.



Притоки Ольховец и Кукуй



Речка Чечора имела притоки Ольховец и Кукуй. Начало Ольховца находилось в болотистой лесной глуши на месте современного Успенского переулка, в низине, ограниченной с севера подъемом теперешнего Сретенского бульвара и Тургеневской площади. Дальнейшее течение его отмечено и теперь заметным понижением местности между Красными воротами и б. Сухаревской площадью и дальше в направлении к Комсомольской площади. По пути Ольховец пересекал Орликов переулок, линию Рязанской ж. X и впадал в Чечору. Ольховские переулки напоминают о течении этой речки, существовавшей еще во второй половине XIX в.

Сама Чечора вытекала из засыпанного впоследстзии Красного пруда, представлявшего собою озеро, окруженное болотом; теперь она скрыта под землей, но еще в конце прошлого столетия она свободно протекала через разгуляй, мимо Вознесенской улицы, а на месте пересечения переулков Доброслободского и Денисовского через нее был устроен деревянный мост. Чечора впадала в р. Яузу, истоки которой лежали в болотах у р. Клязьмы.

В пределах города находящиеся справа, от Яузы Рыбинские переулки отмечают прежнее течение р. Рыбинки, а левый приток Яузы — Золотой Рожок — еще существует за Андроньевским монастырем.

Долина р. Черногрязки отмечается пониженной местностью между Красными воротами и Земляным валом и неглубокой котловиной между последним и Курским вокзалом. Пересекая Садовую у Казенного переулка, речка проходит под железнодорожной веткой и затем впадает в Яузу против Первомайского парка.
Истоки Черногрязки лежали около Чистых прудов, именовавшихся раньше Поганой лужей. Отсюда же берет начало и ручей Рачка, пересекавший Маросейку, Колпачный и Подкопаевский переулки, проезды Подколоколь- ного переулка, Солянку и спускавшийся на Васильевский луг. Заключенный теперь в трубу, он впадает в Москву-реку неподалеку от Устьинского моста.
Речка Проток, также скрытая под землей, текла раньше по низине Смоленского рынка, там где теперь начинается Новинский бульвар, и по Проточному переулку; крутые берега еще и сейчас хорошо заметны.



Козье болото



Из Козьего болота, на котором было несколько небольших озер или прудов, впоследствии наименованных Патриаршими, из-за того, что болото начиналось недалеко от загородной усадьбы патриарха, находилось несколько речек. Одна из них, Черторый, использованная в XVI в. для наполнения рва перед стеной Белого города, близ которой она протекала, шла по Кропоткинскому бульвару и мимо Кропоткинских ворот, откуда труба выносит теперь ее воды в Москву-реку.

По названию ручья Чертольем именовалась когда-то местность, прилегавшая к современной Кропоткинской улице (Пречистенке). Название это было забыто в XVIII в., но после революции оно снова восстановлено в названии б. Царицынского переулка, переименованного теперь в Чертольский.
Из Козьего же болота вытекала речка Бубна, имевшая пологие берега и незначительный склон, который может быть подмечен на пространстве между Триумфальными воротами и Кудринской площадью; пруды Зоопарка питаются ее водой. Воспоминание о речке осталось в названии Бубнинова переулка. Бубна впадала в Пресню (Синичку), начинавшуюся в болотистой, богатой озерами и прудами местности Ходынки и Петровского парка. Отмеченная теперь названием одной из больших Московских улиц, она принимала в себя еще безыменный приток, проходивший по Ермолаевскому переулку через Козье болото и пруды, находившиеся на месте Трехпрудного переулка.

Прудов и озер на территории Москвы, как уже отмечалось. было немало, но установить места их не всегда удается. Кроме уже отмеченных, можно было бы указать еще обширный водоем под Напрудным, место охоты на водяную и болотную дичь.

Большинство московских холмов не являются холмами в подлинном смысле этого слова и имеют лишь по три ската. Настоящие холмы с четырьмя склонами — это Кремль, возвышенность Красных ворот, Воронцова гора. Их очертания да очертания и всех остальных возвышенностей в старой Москве были гораздо отчетливее, резче, чем теперь, когда непрекращающаяся работа по благоустройству города все больше и больше выравнивает местность, срывает бугры и холмы и засыпает низины.



Крутые подъемы и спуски



Те сравнительно крутые подъемы и спуски, которые теперь еще приходится преодолевать автомобилям и трамваям, это лишь намеки на былое разнообразие и изрезанность рельефа с крутым и высоким левым берегом Яузы, отмеченным названием Вшивой и Лыщиковой горки, с Красным холмом, Крутицами, Симоновым по берегу Москвы-реки, обрывистым левым берегом Неглинной, с глубокими вымоинами и оврагами Черторыя, Сивцева Вражка, ручья Рачки, подмывавшего свой высокий берег, отчего местность здесь именовалась Подкопаями.

В Замоскворечье против Кремля и Китай-города, лежала низменность Великого луга и Садовников: в районе Полянки низменной была «Дебрь» или «Дербь»; затем на западе, у Москвы-реки, она оканчивалась взгорьями — Бабьим городком, Васильевским, Пленицами, уходящими к Ленинск.
Уже в очень раннее время за восточной кремлевской стеной начал развиваться посад, ставший впоследствии известным под названием Китай-города 9. К концу XIV в. он был уже достаточно обширным и заключал в себе несколько тысяч дворов. «Великий посад» рос, несмотря на многократное
истребление во время вражеских нападений, несмотря на пожары, которые возникали в нем по случайным причинам и катастрофически его уничтожали.

Но по мере того как город рос, богател, украшался, все более недопустимой делалась простая отдача врагу выросшего, густо населенного посада, и к работам «о укреплению ого, задуманным еще князем Василием Ивановичем, отцом Ивана Грозного, было -при ступ лен о в 1534 г. Был сооружен ров и за ним вал, насыпанный на каркас из вбитых в землю кольев, переплетенных хворостом. На валу был устроен крытый помост или тын, за которым могли отсиживаться защитники укрепления. Так возник город; «нарекоша граду имя Китай».
Но вал недостаточно защищал Москву, а опасности, угрожавшие ей, были постоянны; он носил только временный характер, и почти тотчас по его окончании в 1536 г. было приступлено к сооружению уже каменных стен. Зодчим был Фрязин Петрок Малый, применивший в создании этого укрепления все, что могла дать оборонная техника того времени.



Ряд ворот, укрепленных мощными башнями



В стене был оставлен ряд ворот, укрепленных мощными башнями; они открывались из города, обозначая направление его наиболее важных улиц. От ворот через глубокий ров были перекинуты мосты; крепость имела внушительный, грозный вид и была достойна выраставшей столицы.
Конечно, не всю Москву того времени защищала эта стена, а только ее центральную, наиболее богатую, торговую часть. Вне китайгородской стены, за ее рвом, за незастроенной оборонительной зоной, располагались посады, которые быстро росли, быстро населялись; число домов увеличивалось год от года. За Кремлем и Китаем возникал новый город, новое концентрическое кольцо, которое также требовало укрепления и защиты.

Китайгородские стены, начиная с XVJI в., пережили изменений и переделок.

Послереволюционный рост Москвы, огромное движение повлекли за собой необходимость расширения проездов: так, были сняты Воскресенские, Никольские, Ильинские и Варварские ворота и прилегавшие к ним части стены. В 1934 г. началась окончательная разборка стены: от нее останутся лишь отдельные звенья и несколько башен.

При применении всех способов прокладки тоннеля, даже в тех случаях, когда он идет на больших глубинах, где не может быть найдено никаких культурных остатков, предварительно делается множество всяких поверхностных выработок: роются траншеи, котловины, канавы, во многих местах пересекающие культурный слой. В тех случаях, когда прокладка ведется открытым способом, обнажаются еще большие пространства, и количество находок соответственно увеличивается. В чисто производственных целях приходится проводить много обследований фундаментов и всякого рода подземных пустот — остатков, колодцев — при этом также выясняются интересные детали.

Прекрасной иллюстрацией всего этого могут явиться работы на шахтах, прилегающих к Китайгородской стене в районе площади Дзержинского, где чрезвычайно интересно сочетались моменты изучения геологии и истории.
Метрострой начинает свои работы с тщательной геологической разведки, углубляя ее во всех случаях, когда гидрогеологические условия на том или ином участке изменяются в силу каких-либо местных причин. Ярким примером в этом отношении является площадь Дзержинского.



Делювиальные суглинки



Здесь и далее, в направлении к Мясницкой улице и Малой Лубянке, под сравнительно тонким культурным слоем залегают делювиальные суглинки, переходящие в толщу разнозернистых, с примесью гальки и гравия, послеледниковых и флювио-гляциальных песков. Под ними идет сильно размытый пласт морены, представленной желто-бурым плотным суглинком, содержащим в себе включения гальки, гравия и валунов. Ее максимальная мощность на площади Дзержинского достигает б л; по мере удаления от площади слой морены становится тоньше; в районе Уланских переулков он достигает 3,5 м, а дальше вовсе исчезает.
В другую сторону от площади морена спускается к началу

Нижележащие юрские отложения, достигающие мощности до 20 м, представлены вверху рыхлыми песчаными, а внизу плотными жестко пластичными глинами. Юра во многих
местах, особенно на самой площади Дзержинского, а также дальше, до района Орликова переулка, сильно размыта, так что слой ее кое-где падает до 4 м ниже. Далее идут каменноугольные пласты, представленные светлосерыми известняками, мергелями и пестроцветными глинами.
Правильность залегания четвертичных отложений на площади чрезвычайно нарушена.

Культурный слой то прикрывает их сравнительно слабым, не превышающим 3 м пластом, то мощность его неожиданно доходит до 6—8 даже 10 м. Эта насыпь отмечает собой места старинных оборонительных сооружений, располагавшихся здесь и связанных с китайгородской стеной, которую, как известно, окружал ров большой ширины и значительной глубины.

Первое знакомство с ним дали котлованы, вырытые для устройства замораживающих установок близ Новопроломных ворот Китай-города Котлованы не были ни достаточно велики для того, чтобы перерезать ров во всю его ширину, ни достаточно глубоки для того, чтобы дойти до его дна; однако, и тот разрез, который они дали, представляет значительный интерес.

Ключом для чтения этой колонки должны послужить исторические сведения. Китайгородский ров был вырыт в 1534—1538 гг. одновременно с сооружением стены. В середине XVII в. он уже не имел большого оборонного значения, так как непосредственная опасность столице не угрожала.




Всякие хозяйственные отбросы



Ров постепенно ветшал, оплывал; его не ремонтировали. Сюда сбрасывали всякие хозяйственные отбросы; жившие на Мясницкой мясники, практиковавшие там же убой скота, сваливали в ров отходы убоя; туда же «попадал мусор Лубянского торга, происходившего на площади. К началу XVIII в. ров, вероятно, уже не был глубоким и представлялся в виде широкой и покатой ложбины. Это позволяет думать, что 5-й слой нашей колонки представляет верхний горизонт заросшего, затянувшегося рва, как он был в начале XVIII в.
В 1707 г. Петр I, ожидая наступления на Москву шведских войск Карла XII, заново укрепил столицу и построил вокруг китайгородских стен мощные фортеции, «болверки», имевшие вид зигзагообразно расположенных валов, изломы которых занималии пространство почти всей современной площади Дзержинского.
За этими валами й палисадами, повторяя их очертания, располагался ров; старый же ров был засыпан. Этой петровской засыпке вероятно соответствует наш 4-й слой. Вкрапления угольков в известной степени могут быть объяснены тем, что тогда работы здесь производились спешно, не только днем, но и ночью, при свете многочисленных костров. Следующий, 3-й слой образовался почти за столетний период времени, когда здесь медленно скапливался мусор — известка и щебень — от ремонтов и небольшое сравнительно количество отбросов, продвижение которых к китайгородской стене было затруднено петровскими фортециями.
Затем, в начале XIX в., произошло «регулирование» площади: петровские валы были сняты, земля разровнена. Эта засыпка соответствует нашему 2-му слою, к тому же датированному найденными здесь монетами 1819 г. Наконец, первый слой образуется в позднейшее время и отмечает деятельность Московской городской управы.

Затем все покрывается современным асфальтом.

Глубину и ширину старого рва удалось установить посредством 5 буровых скважин, поставленных по его поперечнику в районе Владимирской башни. Как выяснилось, глубина рва не превышала 8 л, а ширина его в верхней части доходила до 20 л.
Известно, что обычно бывали наполнены водой, которая могла подводиться из «какой-либо реки или нескольких мелких речек, или же они питались грунтовыми водами.



Колебания уровня воды



Поскольку вследствие условий рельефа уровень дна рва в различных местах значительно колебался, вода на отдельных его участках должна была задерживаться зал рудами.
Обводнение участка рва на площади Дзержинского шло за счет грунтовых вод горизонта, залегающих приблизительно на 5,5—6 м от поверхности. Таким образом, глубина стояния воды во рву была не меньше 2,5—3 я, т. е. совершенно достаточная для того, чтобы сделать его непроходимым. Весной и осенью уровень воды, вероятно, был выше, так как пополнение шло за счет дождей и таяния снега.

Изучение условий питания древнего китайгородского рва приобрело особенный интерес при постройке вестибюля и наклонной шахты на площади Дзержинского.

Здесь в начале апреля 1934 г. в непосредственной близости к Владимирской башне производились большие земляные работы. Неожиданно в траншею, имевшую около 6 м глубины и-пересекавшую старый ров, со стороны башни хлынул мощный поток воды, вырвавший целый слой земли и обнаживший фундамент башни. Вода сюда большим напором изливалась из каменной амбразуры, выложенной в белокаменной кладке фундамента.

Амбразуру спешно заделали, заложили кирпичами и между ними ввели трубу, через которую стали нагнетать жидкое стекло и цемент для того, чтобы забетонировать путь протока. Несмотря на то, что отверстие в стене было сравнительно невелико, сюда под давлением сжатого воздуха было нагнетено свыше 2т цемента без какого бы то ни было результата. Вода продолжала струиться и сквозь швы кладки фундамента. Это не только препятствовало дальнейшему углублению траншеи, но угрожало целым рядом неприятных осложнений при дальнейших работах по устройству вестибюля и наклонного хода.
Для исследования причин скапливания под башней воды были проведены гидрогеологические и археологические исследования.

Первоначальные раскопки были произведены нами внутри башни еще ранее. Здесь в полу у правого переднего угла, в 3 л от северо-восточных ворот, был заложен шурф, Д° веденный до глубины 5,38 м. Производство работ затруднялось присутствием громадного количества камня, кирпичи, щебня, смешанного с плотно утрамбованной землей.



Разрез стенок шурфа



Разрез стенок шурфа дал везде однообразную картину, интересную для дальнейших выводов.
Кладка оканчивается на глубине 5,38 л. Ниже расположенный слой обследованию не подвергался.

Одна сторона шурфа прилегала к стене и, как предполагалось, должна была обнажить ее фундамент сверху донизу. Однако, уже удаление первых двух слоев показало, что в стене имеется впадина, не заложенная кирпичом и забитая землей с примесью камня и мусора.
Дальнейшая расчистка установил наличие входа, начинавшегося тотчас под уровнем взломанного асфальтового пола и имевшего форму правильного прямоугольника 1,88 м высоты и 1,45 л ширины. Нижняя сторона этого прямоугольника довольно точно совпадала с верхней границей 7-го слоя.
Приступили -к расчистке. Это представляло значительные трудности, так как в сравнительно узком шурфе движения были затруднены, а в забивавшей обнаруженную камеру земле попадались крупные известковые глыбы. Засыпка содержала в себе множество самых различных обломков и остатков. Тут попадались черепки серебристой керамики, обложи посуды, помадные банки и аптекарские пузырьки- XVIII столетия, елизаветинское золоченое стекло и разбитый фарфор «сакс», а также фрагменты 1 поливной -посуды конца XVIII и начала XIX вв.
Среди мусора встречались хорошей сохранности татарские мужские туфли с острыми загнутыми вверх носами, разбитые и целые глиняные курительные трубки того типа, который еще и теперь изготовляется нашими южными татарами.

Помещение на глубине 1,62 Л делится на два сводчатых тупика, расходящихся под прямым углом. Расчистка их продолжалась два дня и дала множество различных находок — большей частью поврежденных вещей и обломков, вроде уже описанных. Кроме того, было обнаружено несколько почти целых черных лощеных сосудов и таких же горшков, оплетенных лыком, керамика из белой глины, обломки широких котлообразных горшков грубой отделки, много веков разложившегося патинированного стекла, прямая шпора начала XVIII в. и пр.
В наружной стене каждого тупика имелось по бойнице. Тупики и их бойницы служили для «подошвенного боя», т. е. для отражения неприятеля, перебиравшегося через ров и наседавшего на стену.




Шурф во Владимирской башне



Шурф во Владимирской башне представляет интерес и с другой стороны. Если мы, учитывая назначение «боев», сопоставим их размеры с колонкой разреза шурфа, для нас станет ясным, что они раньше должны были находиться не под землей, как теперь, а над ней, т. е. их пол приблизительно соответствовал уровню почвы и уровню древнего пола башни, лежащего теперь на глубине 1,85 л.
Все последующие слои определяются постепенным повышением уровня площади, соответственно чему повышался и «пол .внутри башни. Сначала на него наложили новый слой известковых плит (б-й слой), а затем, уже гораздо позднее, в начале XIX в., в связи с разносом петровских фортеций и выравниванием площади навалили землю и мусор 5-го слоя. Поверх всего этого был выложен новый кирпичный пол (4-й слой), затем неровно оседавший, так как засыпка под ним не была достаточно хорошо утрамбована. К этому же, вероятно, времени относится и замуровка верхней части входа, выходов внутренних коридоров и забивка всего помещения землей, камнем и мусором.

Мусор этот брался из каких-то старых ям, чем и объясняются обнаруженные в нем вещи XVIII в., в частности аптекарские банки и посуда, вероятно, из той аптеки Мейера, которая существовала на Лубянской площади в первой половине XVIII в. и прекратила свое существование в 1762 г. Сведения о старинных скоплениях мусора у китайгородской стены находим и в сообщениях о ремонте и перестройке в 1822 г. китайгородской страны. Самая засыпка производилась татарами, — во всяком случае их было немало среди рабочих, как на это указывают оставленные ими трубки и туфли.
Существование ходов для «подошвенного боя» было вскоре забыто; над новым кирпичным полом нарастали слои строительного и прочего мусора, известки, щебня, которые постепенно утрамбовывались, заполняя собою впадины оседавшего пола. Так нарос новый слой, почти в четверть метра толщины. Все это в совсем недавнее уже время было выровнено, зацементировано, залито асфальтом.

И для того чтобы ознакомить нас с этими деталями старой архитектуры, теперь уже вовсе и навсегда исчезнувшими, понадобились работы, организованные не столько археологами, сколько инженерами Метростроя для выяснения условий строительства подземного вестибюля.



Второй шурф



Второй шурф, поставленный специально для исследования причин скапливание воды «под башней, был нами заложен в ее левом переднем углу.
Однако, на глубине 3,52 м под толстым слоем крепкого известняка найдена кирпичная кладка, напоминающая свод. Когда она была пробита, то под ней обнаружилась пустота; обломки разбитых кирпичей гулко падали в воду.
Предварительное обследование показало, что здесь имеется обширная сводчатая камера, до половины наполненная водой, которую пришлось долго откачивать. Помещение представляло собой обширную продолговатую камеру, покрытую коробовьем сводом, сложенным из крупного кирпича на крепком известковом растворе. В толще одной из стен, в сторону Никольской улицы, продолжен узкий сводчатый коридор, через который проникали в помещение. Стены камеры сложены из Прекрасно отесанных громадных плит известняка, достигающих 1 л; Х1,50 м и более.
Возле каждой бойницы с правой и левой стороны в кладке оставлены длинные пустоты, вероятно для .пропускания и замыкания засовов. Пол камеры был исследован лишь поверхностно, так как он все время находился под водой, постепенно прибывавшей и с трудом откачиваемой, и был затянут глиной, смешавшейся с цементом, нагнетенным сюда через трубу и находившимся в полужидком состоянии. Тем не менее зондировочные скважины установили, что пол в помещении был глиняный (морена); ранее он, возможно, был покрыт досками.

Каково могло быть первоначальное назначение этой -подземной камеры?
Она несомненно была сооружена для военных целен и предназначалась прежде всего для обороны рва; в частности, ее боковые бойницы очень удобно берут под обстрел (под некоторым углом) участок рва близ башни, с обеих ее сторон. Здесь же, вероятно, находился и склад военных припасов, остатки которых найдены в виде нескольких круглых ядер разного калибра, выделанных из крепкого известняка и применявшихся в XVI в. для стрельбы из пушек. Наконец, в одном из документов XVII в. имеется указание на существование под Владимирской башней в то время уже недоступного и засыпанного землей «слуха», т. е. помещения для подслушивания, не ведет ли неприятель подкопа под укрепление.



Избытки почвенных вод



Камера в прежнее время была сухой, так как все избытки почвенных вод надморенного горизонта собирались в ров. Вода могла проникать в камеру лишь в пору весеннего таяния и особенно больших дождей, когда уровень стояния воды во рве повышался. На этот случай амбразуры, .вероятно, закрывались особыми деревянными щитами и задвигались засовами. Снизу через пол вода если и проникала, то в небольших количествах, так как грунт, сложенный из суглинка и плотно утрамбованный, плохо пропускал воду.
Впоследствии, когда ров засыпали, грунтовые воды начали скапливаться в камере, постепенно проступая снизу, а также притекая через незакрытые амбразуры бойниц и коридор входа.

Открытое сооружение исключительно интересно с точки зрения истории архитектуры и технологии зодчества; оно позволяет судить о строительном искусстве мастеров, воздвигнувших китайгородские укрепления.

Очень интересен и верхний этаж башни. Эта сравнительно поздняя надстройка, сделанная около 1680 г., представляет собой помещение, из которого с одной стороны широкая арка, а с остальных сторон по два арочных прохода ведут в каменную галерею с прорезанными в ее наружных стенах узкими -бойницами.
Все покрыто сверху высоким каменным шатром с окнами, дающими достаточно света этому очень живописному помещению. Вход в него сделан со стены, через узкую арку, по лестнице, теперь заваленной мусором. Другая лестница, проложенная в толще стены, ведет вниз, в небольшую камеру, откуда имеется выход внутрь города.
И лестница и камера, к сожалению, остались нерасчищенными.

Проход вдоль всей китайгородской стены защищен снаружи парапетом с «мерланами» — высоким выступом с широкими зубцами и прорезанными в них узкими бойницами, через которые защитники укрепления могли удобно обстреливать врага, оставаясь под крепким прикрытием и имея возможность свободного передвижения вдоль стены.
Через определенные промежутки в ее толще имелись
каменные лестницы, ведущие вниз и заканчивающиеся небольшими камерами с выходом внутрь укрепления.



Наклонные амбразуры



Помимо верхних и средних «боев», предназначенных для обстрела противника на расстоянии, на стене имелись «косые бон» — наклонные амбразуры, предназначенные для обстрела противника, уже перебравшегося через ров на узкое. Через них можно было сбрасывать на него камни, лить кипяток и горячую смолу.
В то же время его обстреливали через «подошвенные бои», расположенные внизу стены и имевшие вид амбразур, углубленных в большие сводчатые ниши стены.

Вся эта техника обороны была великолепно приспособлена для условий войны XVI в., а китайгородские стены и башни являются в своем роде образцовым произведением крепостного зодчества этого времени. Однако, развитие военного искусства, в особенности же артиллерийского боя, к началу XVIII в. лишили и стену и ров их прежнего значения, вследствие чего Петр во время шведской войны и нашел необходимым обнести Китай-город новыми укреплениями. Как уже указывалось, фортеции эти состояли из зигзагообразных валов и рвов; в систему укреплений входили особые палисады и бастионы. Углы петровских бол- верков местами близко подходили к стенам, -прикрывая собою сверху старый, засыпанный при постройке фортеции ров.

Теперь, при рытье траншей для вестибюля метро на плошали Дзержинского, открыты остатки деревянных сооружений, связанных с болверками. Это ряды сплошных деревянных настилов, сделанных из круглых или рассеченных пополам бревен. Верхний настил начинается на глубине 1,22 м ниже уровня современной мостовой. Под прямым углом к верхнему ряду бревен, под ним, проложены через определенные промежутки отдельные бревна, скрепленные с верхними длинными тонкими костылями, сделанными из железа; содержащего в себе значительную примесь меди. Все это лежит на плотно утрамбованном двадцатисантиметровом слое земли, насыпанной на второй настил, ниже которого идет снова двадцатисантиметровый слой земли; ниже — снова настил, по структуре и расположению бревен напоминающий верхний.
Таких чередований и прослоек земли насчитывается до восьми. Местами бревна расположены в один только ряд, кое-где они косо лежат в земле.



Укрепленный слой



Укрепленный таким образом слой имеет в среднем мощность около 2—2,6 м и уходит на глубину до 4 Л ниже уровня современной мостовой, а местами и более.

Первоначально предполагали, что сооружение является сохранившейся частью бастиона петровских укреплений, снесенных в 1823 г. Однако, вероятнее, что настилами этими был укреплен не самый бастион, а древний китайгородский ров: это было сделано Петром I при засыпке рва во избежание осадки почвы и повреждения находившего на засыпанный ров бастиона.
Как бы то ни было, эти подземные конструкции явились совершенной неожиданностью для строительства метрополитена и чрезвычайно затруднили работу на площади Дзержинского: шурфы и траншеи здесь приходилось не столько копать, сколько вырубать топором. Определение мощности слоя креплений, характер, назначение и пространственное распространение их имели непосредственно производственное назначение.

Таким образом, если это археологическое открытие было сделано благодаря работам Метростроя, то сама археология оказалась в этом деле непосредственно включенной в сферу интересов строительства, как это было, впрочем, и в вопросах изучения подземной камеры Владимирской башни.
Рельеф Китай-города с его холмами, крутыми и пологими спусками разнообразен; то же надо сказать и о геологических разрезах его отдельных частей. Так например, на б. Варварской улице под культурным слоем, местами достигающим здесь толщины до S .и, лежат четвертичные образования в виде обширных линз глинистого песка, включенных в слой безвалунного суглинка; ниже, на глубине от 11,5 до 19,5 л, залегают рыхлые влажные глины двух — четырех-метровым слоем. Местами эти глины размыты и образовавшиеся впадины заполнены мелкими пред- ледниковыми песками. На глубине 13 м от поверхности, а мостами глубже начинаются каменноугольные отложения — известняки и пестроцветные глины.

Район Ильинка — Ильинская площадь составлен четвертичными отложениями, достигающими мощности 2S .и и заполняющими древнюю -впадину, размытую в юрских глинах и верхних каменноугольных отложениях.




Основная масса-морена



Основную массу этой толщи составляет морена, достигающая на Ильинке 7—9 п. Пласт этот постепенно утончается в направлении к Маросейке, где он по превышает 2 л.
Волнистая поверхность морены прикрыта послеледниковыми песками, сама же она налегает на предледниковые глинистые пески и безвалунные суглинки, местами переходящие в супеси. Ниже, на Маросейке, сохранились юрокис отложения, составляющие пласт и 10—14 м.

Расположение улиц в Китай-городе и вообще в Москве, а отчасти и характеристики отдельных строений хорошо даются некоторыми старыми чертежами и рисунками. Среди них надо отметить так называемый Петров чертеж являющийся чрезвычайно интересным документом для изучения Москвы начала XVII в. Составленный иностранцем, чертеж обладает той же тенденцией к некоторой трафаретности, как и Годуновский план. Все же Петров чертеж дает очень много интересного материала. Прекрасно изо6ражены на нем бани в устье Яузы: это большие деревянные срубы с плоской крышей и «журавцами» для подачи воды; Пушечный двор. Любопытна система расположения домов и садов по отношению к улице: фасады зданий выступают в одну линию, а сады их, располагающиеся за домами, подходят к садам дворов другой, сзади идущей улицы. Интересны показанные в Царь-городе бражные тюрьмы; сад с травами для аптеки, устроенной в 1581 г. присланным английской королевой Елизаветой аптекарем и обслуживавшей исключительно царский обиход.
Показаны на чертеже и китайгородские тюрьмы, обнесенные частоколом. Старые тюрьмы помещались у Георгиевской церкви, на Варварском крестце, в соседстве с богатыми дворами Романовых и Булгаковых и английским Денежным двором. Заключенные сидели здесь прикованные цепями к стенам или к тяжелым обрубам дерева, забитые в колодки или с железными рогатками на шее. Через решетчатые окна они вымаливали у прохожих подаяние.

На б. Варварской улице шла оживленная торговля целительными травами, наговорными водами. Здесь же жили знахари и лекари, всякими средствами целившие болезни.
На перекрестках китайгородских улиц «крестцах» толпились нищие, юродивые, калеки, просившие милостыню.



Содержание в убогих домах



Сюда же приносили подкидышей, которые содержались при «убогих» домах на средства, собиравшиеся «божедомом»,
т. с. сторожем, п виде подаяния. На крестцах иной раз выставлялись трупы безродных или казненных людей рядом с гробом, куда прохожие бросали деньги на погребение; тут же велась торговля, продавались калачи, баранки, лекарственные травы и коренья, а позже, в XVIII в., лубочные картины. Вправо от Спасских ворот был особый Жемчужный крестец, где до «начала XVIII в. шла торговля жемчугом, золотом и серебром.

Интересные сведения дают чертеж Москвы и рисунки Олеария На этом чертеже изображения мелки, но отчетливы. Места отдельных зданий, площадей и других достопримечательных мест отмечены номерами, соответствующими экспликации, помещенной с правой стороны плана. Однако, в показаниях имеются и ошибки.
По рисункам Олеария подавляющее большинство московских строений были деревянными и имели довольно однообразный вид, с их симметрично расположенными окнами, двускатной тесовой кровлей и деревянными трубами. Как уверяет Олеарий, лишь самые богатые купцы и бояре да иностранцы жили в каменных или с каменными подклетами домах, имевших маленькие окна со ставнями для предохранения от пожаров.

В 1661—1662 г. в Москву приезжало австрийское посольство во главе с Августином фон-Мейерн и Вильгельмом Кальвуччи. В составе посольства было два художника; одним из них, Иоганном Рудольфом Сторном был сделан ряд зарисовок пером, подкрашенных тушью.
Одна из трасс второй очереди метростроя пересечет Красную площадь, которая была главным торговым- да и политическим центром не только Китай-города, по и всей Москвы. Здесь было великое торжище, здесь объявлялись указы, совершались религиозные церемонии; через Красную площадь происходили торжественные царские и посольские выезды и въезды в Кремль.



Кирпичное здание с деревянной решеткой



Существующее и теперь на Красной площади возвышение «Лобное место» в начале XVI в. было кирпичным с деревянной решеткой, запиравшейся железным засовом; в конце того же столетия его переделали и сложили из белого известкового камня; приблизительно через 100 лет оно было заново переделано и с 1786 г. существует в том виде, как теперь. Лобное место служило для торжественных появлений царя и патриарха, оглашения указов, объявления смертных приговоров, иногда приводившихся в исполнение тут же, близ Спасского кремлевского моста.

Красная площадь служила центральным местом для сборища народа при его выступлениях против запиравшихся в Кремле царей. На площади стояло 7 церквей (с 15 приделами), окруженных кладбищами. Они начали появляться с XV в. и были уничтожены после объединения этих приделов в храме Василия Блаженного.
В глубине площади, на спуске к Москве-реке высится един из замечательнейших памятников русского зодчества— Покровский собор, больше известный под названием Василия Блаженного. Здание это было воздвигнуто в 1555— 1560 гг. по приказу Ивана IV (Грозного) русскими зодчими Бармою и Постником в ознаменование победы над Казанью.

Ничего более точного об этих замечательных мастерах , мы не знаем. Несомненно лишь, что в своем творчестве они исходили из мотивов, уже усвоенных русским искусством, что памятник, созданный ими не был обусловлен непосредственно иноземными влияниями, а являлся «последовательным развитием тех художественных форм и устремлений, которые и сейчас можно наблюдать в столпообразной Вознесенской церкви с. Коломенского и недалекой от нее церкви с. Дьякова. В постройке слились воедино ярко выраженные мотивы древнего деревянного зодчества, тех шатровых покрытий, образцы которых еще и теперь сохранились на севере, с элементами уже органически переработанных в Москве западных мотивов, вошедших в сознание москвичей хотя бы уже через посредство постоянного наблюдения созданных иностранцами и ставших характерными для Москвы кремлевских стен.
Для Василия Блаженного много раз отмечалось сродство его с памятниками Индии; но наметить эти сближения, еще не значит определить действительное происхождение своеобразия этого памятника.

 

 
автор :  архив
e-mail :  moscowjobnet@gmail.com
статья размещена :  01.12.2019 23:59
   
   
версия для печати
   
    
   
НАЗАД
   
НА ГЛАВНУЮ
   
 РУССКИЙ  ENGLISH
 
РАБОТА
добавить резюме
поиск вакансий
новые вакансии
редактировать резюме
удаление резюме
 
ПОИСК
СОТРУДНИКОВ
добавить вакансию
поиск резюме
новые резюме
редактировать вакансию
удаление вакансии
 
КОМПАНИИ - РАБОТОДАТЕЛИ
добавить компанию
поиск компании
список всех компаний
редактировать данные
удаление компании
 
КАДРОВЫЕ
АГЕНТСТВА
добавить агентство
поиск кадрового агентства
список всех кадровых агентств
редактировать данные
удаление агентства
 
 
ОПЦИИ
восстановление
пароля
удаление данных
обратная связь
 
 
ПОЛЕЗНАЯ
ИНФОРМАЦИЯ
Статьи о работе
Статьи о работе - 2
Статьи о Москве
Москва
Московская область
Работа в Москве
Работа в Московской области
Кадровые агентства
Фотографии Москвы
Jobs in Moscow
 
 
 
СОТРУДНИЧЕСТВО
Наши Партнеры
ссылки
 
 
 
НАШИ ПРОЕКТЫ
 
Работа в Санкт-Петербурге и Ленинградской области
Jobs in London
Jobs in New York City
Jobs in New York (mirror)
Jobs in Los Angeles
Jobs in Houston
Jobs in Phoenix
Jobs in Chicago
Работа в России
Работа в России.рф
Работа в Краснодаре
Jobs in India
Jobs in India (mirror)
Новости бизнеса
 
 






на главную опции правила написать нам в избранное о сайте
ссылки статьи

«MoscowJob.Net - Работа в Москве и Московской области»

- бесплатный и анонимный сайт по трудоустройству. Поиск работы и персонала в Москве и Московской области.
Администрация сайта не несет ответственности за объявления.
При копировании материалов - активная рабочая ссылка на сайт обязательна
moscowjobnet@gmail.com
+7(977)787-7020
работа в Москве MoscowJob.Net на Play.Google 
© 2010-2020